БЕЛОРУССКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

logoOAPP

КАФЕДРА

«ОРГАНИЗАЦИЯ И АНАЛИЗ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИХ ПРОЦЕССОВ»

Институт повышения квалификации и переподготовки кадров по новым направлениям развития техники, технологии и экономики

г. Минск, Партизанский пр-т 77, 10-й корпус БНТУ. каб. 403, тел. (017) 295-42-25; 296-45-60, (029) 103-91-06 Велком

Заседание КФА №1

logo2KFA15.09.15 состоялось Первое заседание Клуба финансовых аналитиков «Консалж» кафедры «Организация и анализ предпринимательских процессов» Белорусского национального технического университета (КФА «Консалж» кафедры ОАПП БНТУ)

Ведущий заседания клуба Желтонога Леонид Алексеевич, зав.кафедрой
«Организация и анализ предпринимательских процессов» БНТУ

На первом заседании клуба присутствовало 43 человека, из них:

ü    Учредители-члены КФА «Консалж» - 14 чел.

ü    Слушатели, выпускники кафедры ОАПП, а также сторонние заинтересованные люди.

Вход на заседания клуба свободный по предварительному согласованию с устроителями заседания.

Тема заседания клуба:
"Анализ и прогноз текущей мировой макроэкономической ситуации на рынках нефти,  валют и экономики Беларуси"

 Доклад Желтонога Леонид Алексеевич, зав.кафедрой
«Организация и анализ предпринимательских процессов» БНТУ

Добыча сланцевой нефти и рынок капитала.

         Белорусские экономисты прозевали две революции: революцию в добыче сланцевой нефти и революцию на фьючерсных товарных рынках (особенно рынки нефти), и превращение их в рынки капитала (см. схему и рис.1). На рисунке 1 показана взаимосвязь цен на нефть с доходностью 10-летних казначейских облигаций США, которая является основой для долгосрочных процентных ставок мирового заёмного рынка капитала. Мы видим, что при росте цен на 10-летние казначейские облигации США цены на нефть падают. Это обусловлено оттоком капитала с рынка нефти на рынок облигаций, что будет более подробно рассмотрено ниже.

zKFA1-1Революция на фьючерсном рынке нефти привела к тому, что формирование цен на нефть перешло от ОПЕК  к рынку капитала. Следует особо отметить, что цена на нефть является в какой-то степени драйвером роста экономики России и опосредованно экономики Республики Беларусь. Более 50% бюджета Российской федерации формируется за счет продажи нефти.  Мы видим как изменение цен на нефть очень сильно коррелируют с курсом доллара к российскому рублю, так при цене нефти 45 долларов за баррель курс доллара к российскому рублю превышал 70 рублей за доллар. Девальвация российского рубля вызывает опосредованно и девальвацию белорусского рубля, так как основной экспортный партнер РБ Россия, поэтому цена на нефть является очень важным фактором и для экономики РБ (см. рис 2).

Раньше ОПЕК  был  последней инстанцией  и балансировал нефтяной рынок. Нормирование добычи нефти имело смысл, иначе могло возникнуть перепроизводство нефти. Перепроизводство нефти угрожало долгосрочным инвестициям, что могло привести к нестабильности в области поставок нефти и волатильности ее цен  в долгосрочной перспективе, считает известный американский экономист Изабелла Каминска («Shale`sdirtylittlecapitalmarketsecret»).

         Но сегодня уже не ОПЕК  балансирует спрос и предложение на рынке нефти. И даже не специализированные банки.

Спрос и предложение на рынке нефти, в настоящее время  балансирует рынок капитала.

Рынок капитала состоит из многочисленных активных инвесторов (спекулянтов), а также пассивных инвесторов (арбитражеров  и хеджеров), в том числе склонных к риску и не склонных к риску инвесторов. Все они в своей массе и обеспечивают финансирование рынка нефти, тем самым обеспечивают на неё спрос и инвестиции в сектор добычи нефти.  При этом рынок капитала обеспечивает  перевод сбережений в товарные запасы нефти,  что обеспечит непрерывные поставки нефти даже в случае ее дефицита.

         Но в отличие от ОПЕК  который заявляет, что придерживается картельного права, но на самом деле  действует в интересах суверенных государств, повышая значение их природных богатств, рынки капитала не имеют никаких протоколов и долгосрочных обязательств.

Они мотивированы только на получение прибыли.

Следовательно, единственной причиной приостановки товарных поставок нефти это дефицит денег (неполучение прибыли) в период дисбаланса на нефтяном рынке.

Рынки капитала не могут без риска переводить запасы нефти, накопленные во время дисбаланса предложения над спросом, а это необходимо будет сделать для покрытия будущего дефицита нефти, который возможно и никогда не появится.

Действительно, уже более семи лет ожидается дефицит нефти, который никогда не материализуется. Причина -  рынок капитала.  Это предотвращает упущенную выгоду, так как  инвесторы переводят свои деньги на другие рынки: рынки акций, облигации и т.д.  В результате рынку капитала с центром в Лондоне  удалось преодолеть дефицит финансирования производителей сланцевой нефти, в то время как капитальные затраты росли, а банки не очень охотно финансировали эти проекты.

В результате рынки капитала теперь играют главную роль финансировании производителей сланцевой нефти, восстанавливая баланс в среде с низкими ценами. Особо следует обратить внимание, что именно рынок капитала определяет, какие производители нефти могут выжить, а какие будут реорганизованы в долгосрочной перспективе.

Легкий доступ к рынкам капитала был основным драйвером сланцевой революции. Но слишком много капитала и чересчур дешевого привело, в конечном счете, к большой добыче нефти и цены упали.

Рост североамериканской сланцевой добычи нефти стал важнейшим фактором на рынке нефти, который привел к падению ее стоимости от 100 долларов за баррель  в 2014 году до 50 долларов за баррель сегодня.

Несмотря на это крупные нефтетрейдеры  обращаются в настоящее время к рынку капитала для финансирования своего дефицита вместо обращения к банковскому сектору. Все это привело к тому, что Саудовская Аравия перешла на стратегию конкурентной борьбы за долю рынка, а не ценовой конкуренции как это было раньше.  Цена выше 100 долларов за баррель, делало инвестиции в добычу сланцевой нефти настолько прибыльными, что как только рынок  капитала понял, что такой цены больше не будет, а стратегию конкурентной борьбы не могут выдержать все производители нефти из-за резкого снижения цен на много ниже себестоимости производства сланцевой нефти, он стал контролировать  их долю рынка.

В результате нефтяные рынки втянулись  в невиданную ранее (в течение 10 лет) гонку за увеличение доли рынка (стратегия конкурентной борьбы).  В результате, экономика сланцевой нефти сейчас становится решающим фактором балансировки мирового рынка нефти и установления на нем цен.

В настоящее время сланцевый сектор проходит настоящее стресс-тестирование: многие производители сланцевой нефти зависят от рынка капитала для финансирования своей текущей деятельности. Они до сих пор не генерируют достаточный денежный поток.

В совокупности все производители североамериканской сырой нефти  не генерируют положительный денежный поток. В основном это bitcoin. Только некоторые производители североамериканской нефти генерируют чистый денежный поток (Изабелла Каминска «Shale`sdirtylittlecapitalmarketsecret»).  

Таким образом, чтобы остаться на плаву, рынок нефти зависит от постоянного притока капитала необходимого для финансирования производственных инвестиций, и эту роль выполняет рынок капитала.

С давних времен существовал высокий порог необходимый для вхождения в товарное производство нефти. Этот порог   подорван технологией производства сланцевой нефти, который демократизировал этот сектор путем получения дешевой нефти для тех, у кого есть доступ к технологии добычи сланцевой нефти и имеют хорошую кредитную репутацию и поэтому обеспечены стабильной кредитной линией.

В общем, прекрасная оппозиция получения прибыли. Но это плохо для рыночной стабильности картеля ОПЕК, имеющий перспективный план добычи нефти. 

Между тем, поскольку сырьевые товары, в том числе и нефть, являются «эквивалентами денежных средств» производители нефти в настоящее время стали «печатать» деньги для всей мировой финансовой системы.

Если на сырьевых рынках, недостаточно долларов, а банки или рынки капитала вдруг не будут чувствовать необходимости продолжать инвестировать больше в сырьевые товары, то рынок нефти возьмет на себя роль инвестора в другие сырьевые рынки. Отсюда мы видим четкую корреляцию мировых цен на нефть, с мировыми ценами на молоко, свинину, говядину, пшеницу, медь, железную руду и т.д., вообще все то, что торгуется на фьючерсных рынках (см рис.3). Из рисунка 3 видно, что рынок нефти становится кредитором последней инстанции, кредитуя как покупателей нефти, так и покупателей других сырьевых товаров, особенно в условиях роста их цен.

В условиях снижения потребительского спроса из-за продолжающихся структурных проблем, а кредиты банков сдерживаются ожиданиями ФРС,  только рынок капитала способен оказать поддержку нефтяной отрасли.

Рынок капитала способствует понижению стоимости производимой нефти (у тех производителей, которых не волнует экология). При этом, в очередной раз,  ликвидируется капитал высококонцентрированных и консолидированных производителей нефти. Как отмечает Изабелла Каминска, образуется опять основной цикл.

Рынки капитала финансировали дефициты производителей сланцевой нефти с 2009 по первую половину 2015 года. Но сейчас появились ограничения в доступе к ликвидности для некоторых производителей сланцевой нефти. Это сделало невозможным для них продолжать работы по бурению новых скважин.  Восемь более слабых производителей сланцевой нефти уже объявили себя банкротами.

Этот сектор очень не однородный, но те производители сланцевой нефти, с неудовлетворительным качеством активов, высоким кредитным плечом,  без хеджирования и сокращающимся чистым денежным потоком наиболее подвержены банкротству.

Это делает рынок капитала решающим фактором, влияющим на ход буровых работ, поставок нефти и будущих мировых цен на нефть.

Изабелла Каминска утверждает, что североамериканская сланцевая нефть это ключевой источник поставок нефти, оказывающий существенное влияние на мировые цены. С 2015 года поставки сланцевой нефти является опережающим индикатором, за которым рынки пристально следят.

Но в свою очередь рынки капитала это также, в конечном счете, долгосрочно опережающий индикатор. Буровые работы не могут проходить в условиях кассового разрыва, т.е. при отсутствии ликвидности, а внешнее финансирование, в котором нуждается производитель нефти, для бурения новых скважин может быть недостаточным.

В настоящем докладе рассматривается, на каких условиях предоставляется финансирование, в условиях закредитованности нефтепроизводителей и наличия у них кассового разрыва, и может ли в этих условиях активизироваться бурение и может ли в этих условиях отрасль развиваться. В условиях кассового разрыва и сильной закредитованности производителей нефти, когда рост процентных ставок «запирает» внешнее финансирование (см. рис.4) единственным источником финансирования являются короткие продажи нефти без покрытия, а покрытие по схеме «своп» или «репо» нефтетрейдеры получают через дальние фьючерсы. На рынке нефти появляется не проходящее, с середины 2014 года, «супер-контанго»  достигающее в отдельные дни 25% годовых. Это «контанго» свидетельствует о значительных запасах нефти, которые уже не вмещаются в хранилище. Те, нефтетрейдеры, которые могут себе позволить взять на хранение дополнительную нефть  - получают за это премию до 25% годовых (за свои арбитражные сделки).

Несмотря на все усилия «арбитражеров», даже танкеры стали обходить Суэцкий канал вокруг Африки, «супер-контанго» все равно не  закрывается. Этот феномен обусловлен тем, что в настоящее время хлынула нефть из будущего, через которую и идет рефинансирование закредитованности производителей нефти. Поскольку долги нефтепроизводителей в своей массе только растут то этот дисбаланс в виде «супер-контанго» не закрывается.

В целом рынок нефти по своим характеристикам «медвежий», когда «отскоки» цен вверх   формируются, в основном, за счет закрытия «коротких продаж» - «корнер» на новостях о не принятии решений ФРС о подъеме процентных ставок, а не покупками «быков» (см. рис 4). На рисунке 4 видно, что «корнер» на рынке краткосрочных казначейских облигаций США (13 недель) вызывает «корнер» на рынке нефти. Цены на нефть растут, растут цены и на краткосрочные казначейские облигации и резко падают их доходности.

Последнее на, что необходимо обратить внимание, что этот цикл ускоряется, но потенциально неустойчив. Это необходимо учитывать при прогнозировании цен на нефть. В этой ситуации доходность может быть гарантирована только тогда, когда производитель нефти будет действовать быстро, четко и «безжалостно» на рынке, вкладывая большие деньги в технологии которые ускоряют цикл.  В результате, прирост производительности добычи нефти становится беспрецедентным.

Основным драйвером прироста производительности добычи нефти, на наш взгляд, является глобальная закредитованность нефтедобывающих компаний. Более $2,5 трлн. общий суммарный долг нефтедобывающих компаний. Рефинансирование этого долга происходит, как правило, за счет увеличения добычи нефти и поставок ее по предоплате по цене ниже спота.  При этом, практически вся добытая для рефинансирования долга нефть опосредованно идет в товарные запасы, делая не актуальными инвестиции в новые месторождения нефти, по крайней мере, на ближайшие 2-3 года. Отсюда можно сделать вывод: существующие сегодня нестабильность на рынке нефти и низкие цены на нефть могут продержаться в течение этого времени (см. схему)[1]. При существующих темпах добычи нефти, производители нефти могут компенсировать удвоение долга всего за 6 – 12 месяцев, но он растет снова.

В качестве примера рассмотрим  ситуацию с Роснефтью. Крупнейшим трейдером "Роснефти" может стать швейцарская Trafigura, которая с апреля, по неофициальным данным, будет закупать у нефтекомпании около 1 млн. тонн нефти в месяц. По данным "Ъ", контракт предусматривает предоплату, и при обычных для таких договоров условиях "Роснефть" за полгода сможет получить от трейдера почти $1 млрд. Отрезанной из-за санкций от западного финансирования "Роснефти" средства нужны для платежей по собственным долгам. При этом «Роснефть» увеличила объемы добычи нефти на 10%.

Швейцарский трейдер Trafigura ведет переговоры с "Роснефтью" об увеличении закупок нефти у нефтекомпании. По данным Reuters, с апреля трейдер начнет экспортировать более 1 млн. тонн нефти "Роснефти" в месяц — это почти в шесть раз больше того, что Trafigura закупает сейчас. Источники "Ъ" на рынке подтверждают эту информацию, хотя отмечают, что пока контракт не заключен и продолжаются переговоры, а объем окончательных поставок трейдеру и сроки поставок не определены. В "Роснефти" и Trafigura ситуацию не комментируют.

"Роснефть" продает нефть по долгосрочным контрактам и на полугодовых тендерах. Ее крупнейшими трейдерами, помимо Trafigura, являются Glencore и Vitol, со всеми ними компания подписала пятилетние соглашения в июне 2013 года. По этим контрактам на Trafigura приходилось 10,1 млн тонн (около 170 тыс. тонн в месяц), на Glencore — 39,2 млн. тонн (650 тыс. тонн), на Vitol — 16,8 млн. тонн (280 тыс. тонн в месяц), а "Роснефть" получила около $11,5 млрд. предоплаты (на Trafigura пришлось $1,5 млрд.). Если исходить из этих данных и предположить, что поставки в 1 млн. тонн в месяц будут идти не меньше полугода, то "Роснефть" сможет получить около  $900 млн.

В заключение отметим, что  стремительный технологический прогресс в добыче сланцевой нефти является мощным фактором и может обеспечить относительно высокую стоимость акционерного капитала всего сектора в целом, несмотря на дифференцированность стоимости капитала различных фирм, даже в условиях снижения цен.



[1] Аналитики Goldman Sachs считают, что нестабильность на рынке нефти и низкие цены будут в течение 15 лет.

Наши контакты 

    АДРЕС:
  • г. Минск, Партизанский пр-т 77, 10-й корпус БНТУ. каб. 403
    Телефоны:
  • городской (017) 295-42-25; 296-45-60
  • сотовый (029) 103-91-06 Велком
  • эл. почта: ipkbntu@yandex.ru

Видео презентация