БЕЛОРУССКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

logoOAPP

КАФЕДРА

«ОРГАНИЗАЦИЯ И АНАЛИЗ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИХ ПРОЦЕССОВ»

Институт повышения квалификации и переподготовки кадров по новым направлениям развития техники, технологии и экономики

г. Минск, Партизанский пр-т 77, 10-й корпус БНТУ. каб. 403, тел. (017) 295-42-25; 296-45-60, (029) 103-91-06 Велком

Отчет КФА 1

znak2KFAОтчет по результатам первого заседания Клубу финансовых аналитиков "Консалж" кафедры ОАПП БНТУ.

Тема заседания клуба:

Сланцевая нефть и рынки капитала в текущей глобализованной мировой экономике.

Участники заседания клуба дали оценку «Современной мировой макроэкономической ситуации» в следующих обобщениях:

  1. Цена нефти упала с высоты более 100 до 40 долларов за баррель.
  2. Высокая волатильность на биржевых рынках.
  3. Закредитованность нефтегазодобытчиков около $2,5 трлн.
  4. Предложение нефти превышает спрос на 4 млн. бар. в день и эта дельта растет.
  5. Хранилища нефти заполнены более 80%.
  6. Курс доллара растет ко всем валютам, особенно развивающихся стран.
  7. ВВП и объемы производства в странах падают.
  8. Вымываются ЗВР развивающихся стран, в т.ч. и Китая.
  9. Все ждут повышений %-ой ставки ФРС.
  10. В США почти нет инфляции.
  11. Вывод. Мировой кризис продолжается.

 

В сложившейся ситуации одни и те же вопросы возникают у экономистов, руководителей, бизнесменов и простых людей.

 

  1. Что происходит? В чем причина и кто драйвер всего этого?
  2. Что нас ждет в перспективе (краткосрочной, среднесрочной, долгосрочной)?
  3. Что нужно делать? На какую лошадь ставить?

И как всегда, сколько умов – столько и мнений. Средства массовой информации пестрят множеством статей различных экономистов и ученых-теоретиков. Разброс «обоснованных» мнений от крайне оптимистических до крайне пессимистических. От этого складывается впечатление, что никто не понимает (особенно в Беларуси и России), что происходит в мире, что нужно делать, и чем и когда это закончится.

Таково было заключение участников заседания клуба по текущей мировой макроэкономической ситуации.

Участники заседания отметили, что оценка ситуации в обобщениях достаточно четко указывает на то, что главным драйвером трендов в текущей мировой экономике является нефть (рынки спота и деривативов нефти, динамика цен нефти) и ее связи с рынками капиталов. И, следовательно, с нефти следует начинать анализ текущей макроэкономической ситуации. Поэтому анализу динамики цены нефти и ее связям с рынками капитала было сконцентрировано внимание участников клуба финансовых аналитиков.

Ниже приводим коллективные аналитические рассуждения, которые мы группировали по принципу принадлежности к наиболее обсуждаемым экономистами и общественностью темам, критериям.

 

Оглавление тем и критериев обсуждений
1.      Революции рынков нефти, сланцевой.1
2.      Опек – регулятор нефтяного рынка?. 1
3.      Пузырь «закредитованности» нефтяных и газовых компаний. 1
4.      Инвесторы рынка капитала на нефтяном рынке.. 1
5.      Предыстория пузыря закредитованности. Цена, себестоимость и рост добычи нефти.. 1
6.      Гонка за долей рынка и лишние бочки нефти.. 1
7.      Нефть (биржевой товар) – как высококлассный залог и в качестве денег.. 1
8.      Период благоденствия держателей хранилищ нефти.. 1
9.       Чего ожидать от стимулов увеличения объемов добычи нефти.. 1
10.     Общие выводы... 1

1. Революции рынков нефти, сланцевой.

Российские, белорусские экономисты, а также экономические стратеги и сырьевые добытчики во многих странах, мало придавали значения происходящим в мировой экономике и технологии процессам (все было гуд на растущем тренде, когда цены росли и все остальное также - зачем думать, см. рис. 1) и «прозевали», как минимум, три революции:

- революцию в добыче сланцевой нефти;

- революцию громадного расширения объемов и влияния фьючерсов и других деривативов на биржевых рынках (особенно на рынках нефти);

- революцию перерастания и превращения рынков сырьевых товаров (в большей степени нефти) в рынки капитала.

Сланцевая революция во многом американский феномен. За последние годы в США наблюдался самый значительный в мире рост добычи углеводородов, и эта тенденция не собирается меняться в обозримом будущем. Добыча природного газа в США выросла на 25% с 2010 года. Уже сместив Россию с пьедестала крупнейшего добытчика газа в мире, к концу десятилетия США станут одним из крупнейших экспортеров газа, что коренным образом изменит ценообразование и принципы торговли на мировых энергетических рынках. Добыча нефти в США выросла на 60% с 2008 года, подскочив с трех миллионов баррелей в день до более восьми миллионов баррелей в день. США догоняют и перегоняют Россию и Саудовскую Аравию и выйдут на первое место в мире по добыче нефти. Что до производства газоконденсатных жидкостей (таких как пропан и бутан) в США, то оно уже выросло на миллион баррелей в день и вскоре вырастет еще на миллион. На сегодняшний день технологии добычи сланцевой нефти все еще находятся в стадии развития и имеют большие перспективы, себестоимость получаемого сырья имеет тенденцию к снижению. Подметим, что побеждает тот, кто идет в авангарде процесса.

 Мировой рынок производных инструментов (деривативов) сегодня является неотъемлемой частью глобального финансового рынка.  Развитие рынка деривативов во многом определяется происходящими изменениями на рынках базовых активов, изменением их относительной роли. Стремительное распространение интернета и развитие компьютерных технологий с начала 21 века стимулировали развитие рынков деривативов. Так низколиквидные для денежного обращения биржевые товары (металлы, зерно, нефть и т.п.) превратились в высоколиквидные с помощью деривативов и сегодня могут эффективно использоваться и как залог, и как деньги, и как кредит. Сегодня сырьевые рынки выполняют функции рынков капитала. Это нужно понимать и этим нужно пользоваться. Но для этого нужно быть участником соответствующих рынков и уметь на них работать.

 

2. Опек – регулятор нефтяного рынка?

Объединение стран экспортеров нефти в ОПЕК до определенного времени считалось регулятором последней инстанцией в процессах регулирования и балансировки мирового нефтяного рынка. Нормирование (квотирование) добычи нефти в странах ОПЕК имело смысл с целью стабилизации мировых цен на нефть и недопущения чрезмерной их волатильности, которая негативно отображалась на всей мировой экономике.

Известно, что страны-члены ОПЕК контролируют около 2/3 мировых запасов нефти, добывают около 40 % нефти в мире и экспортируют свыше 50 %. Поэтому деятельности ОПЕК придавали большое значение, за их резолюциями рынки следили и предсказуемо реагировали. Однако на сегодня, ОПЕК, как инструмент регулирования рынков физической нефти, сломан.

Во-первых, внутренняя конкуренция в ОПЕК подрывала возможность согласованных действий в течение длительного времени. И негативное влияние резких колебаний цен и объемов производства нефти ощущали экономики всех стран мира на себе неоднократно. На последних заседаниях страны ОПЕК не смогли договориться о квотах добычи нефти. ОПЕК уже не ложет контролировать рынки поставок физической нефти.

Во-вторых, с колоссальным расширением рынков деривативов нефти и переходом на них инициативы влияния, Опек стал резко терять свое значение. Хвост стал управлять собакой. Собака – это рынки поставок физической нефти, а хвост – это огромнейшие рынки нефтяных деривативов (фьючерсов, опционов, свопов и т.п.). А это говорит о том, в мировой экономике на рынках нефти и газа происходят процессы независящие от решений ОПЕК.

         Вывод. Сегодня ОПЕК уже не в состоянии, как прежде, регулировать спрос и предложение на рынке нефти. Рынки деривтивов нефти сегодня управляют рынками физической нефти.

 

3. Пузырь «закредитованности» нефтяных и газовых компаний

Благодатные, для добытчиков и трейдеров, годы роста цен на нефть, когда можно было процветать на ценовой разнице, стимулировали инвестиции в разведку и освоение новых нефтяных и газовых месторождений, в разработку ранее нерентабельных месторождений и сланцевых нефти и газа. Процесс набирал обороты при цене нефти выше 80 долларов за баррель. Добывающие компании легко брали кредиты и им их с удовольствием предоставляли. Это были годы надувания пузыря «закредитованности» нефтедобытчиков. Объем долга в нефтяной и газовой промышленности вырос до $2,5 трлн в 2014 году по сравнению с $1 трлн в 2006 году. Компании, считавшиеся высокорентабельными, до недавнего времени имели возможность привлекать финансирование по низким ставкам. У компаний был достаточный объем денежных потоков, чтобы обслуживать собственные долги.

Но пришло время и цены на углеводородное сырье стали падать. Возможности отдавать долги значительно уменьшились, однако долг не уменьшился. Пузырь закредитованности стал болезненно кровоточить (закрывались скважины, участились банкротства). Высокий уровень долга не оставлял компаниям выбора, и даже несмотря на падение цены на нефть, им было необходимо наращивать объемы добычи и реализации нефти даже ниже собственной себестоимости, чтобы расплачиваться по долгам и их рефинансировать.

Это обстоятельство сделало невозможным для добывающих компаний продолжать вкладывать инвестиции в бурение новых скважин и освоение новых месторождений. Они стали инвестировать в повышение объемов добычи от имеющихся скважин и в повышение объемов продаж. Началась борьба за долю рынка покупателей нефти. Стало жизненно необходимым показывать себя инвесторам и кредиторам в лучшем свете - что добыча растет и объемы продаж растут, чтобы получать выгодные условия кредитования. А это уже борьба за долю рынка капитала, борьба за дешевые кредиты и инвесторов, борьба на выживание и выдавливание слабых конкурентов.

Вывод. Существующая закредитованность нефтянки, при ценах на нефть 40-60 долларов за баррель, а также текущая развитость рынков деривативов нефти и падение мировой деловой активности, будут стимулировать производство «лишней» нефти. Другими словами, предложение нефти будет оставаться выше спроса. Запасы в хранилищах будут расти, что будет препятствовать росту цены нефти.

4. Инвесторы рынка капитала на нефтяном рынке.

Рынок капитала всегда состоит из активных инвесторов (спекулянтов), склонных к риску, и пассивных инвесторов (арбитражеров и хеджеров), не склонных к риску. Все они своим капиталом и возможностью быстро и выгодно кредитоваться обеспечивают финансами рынки нефти, и тем самым создают спрос, цену на нефть и инвестиции в сектор добычи нефти.

Общеизвестно, что капитал мотивирован только на получение прибыли, он идет туда, где меньше риск и больше прибыль. Поэтому важной причиной падения цен на нефть может служить снижение прибыльности отрасли и повышение ее рисков для капитала. Деньги стали уходить с нефтяного рынка, а долги остались. Произошла череда банкротств предприятий нефтянки. И поэтому, чтобы уцелеть «закредитованные» нефтяники вынуждены повышать добычу и объемы продаж даже ниже себестоимости, чтобы показать кредиторам и инвесторам (рынку капитала) свою надежность и респектабельность и таким образом вернуть и задержать капитал на нефтяном рынке. Обеспечивая этим себе денежный поток по конкурентным процентным ставкам для рефинансирования и погашения долгов и инвестиций в повышение отдачи имеющихся скважин и добывающих мощностей. Инвестирование стало производиться в программы краткосрочной реализации, а не в долгосрочные программы, например, по разведке и освоению новых месторождений и транспортных коммуникаций. Инвестиции в данном случае должны способствовать совершенствованию уже известных технологий и как результат – способствуют снижению себестоимости добычи.

Вывод. В существующей ситуации нефтяные компании вынуждены искать пути снижения себестоимости и увеличивать объемы продаж нефти по цене ниже спотовой для того чтобы обеспечить привлекательный доход инвесторам и кредиторам. Нефтяным компаниям стало необходимым получать и показывать положительный денежный поток. Это имидж и стратегия выживания.

5. Предыстория пузыря закредитованности. Цена, себестоимость и рост добычи нефти.

Динамику нефтяных цен целесообразно также рассматривать в контексте с другими значимыми макроэкономическими процессами. Начиная с конца 2001 года до середины 2008 года мир жил в восходящем тренде цены нефти. Нефть марки Брент тогда выросла с 20 до 140 долларов за баррель. Все думали, что этому не будет конца. Многие в мыслях видели цену 200 долларов за баррель. Нефтянка была в шоколаде.

Что же на самом деле происходило в мире?

С конца 80-х – начала 90-х годов 20 века в США начал разрастался ипотечный бум, который к началу 21 века распространился по всему миру. Следует отметить, что цены на недвижимость в Америке с середины 40-х годов прошлого века находились в глобальном восходящем тренде (см. рис. 2) и у всех укоренилось мнение - «цены на жилье не могут долго падать, они все равно будут расти». Со второй половины 90-х годов стал интенсивно распространяться интернет, электронная торговля и, главное, рынки фьючерсов и других различных деривативов.

Это была благодатная почва для разрастания ипотечного пузыря. Инвесторы в ипотеку получали доход от роста цен на недвижимость (от ценовой ренты) и уверенно брали кредиты под гарантию постоянной ценовой разницы и вкладывали эту разницу опять, в ипотеку. Банки тоже были уверены (цена же на жилье растет) в долгосрочности арбитража и давали всем, кто просил кредиты. Банки стали выпускать ипотечные облигации, вовлекая этим в ипотеку мелких инвесторов и снимая с себя риск невозврата кредита и размазывая его на держателей ипотечных облигаций. Колесо интенсивно крутилось. Инвесторы брали, банки давали кредиты – денежная масса росла. Не отставала и промышленность. Росли объемы строительства. Росли производства стройматериалов и бытовой техники, услуг и т.п. Росла потребность в дополнительных объемах нефти и, естественно, росли объемы добычи и росли цены на нефть. Короче, все были заняты, все зарабатывали, все богатели - на ценовой разнице на недвижимость. И вдруг, как в сказке: «пришел серый волк», наступил ипотечный кризис в середине 2006 года.

Не было бы, конечно, ипотечного кризиса, если бы, не было кризиса банковской ликвидности. К середине 2006 года банками было выдано огромное количество рисковых (невозвратных) кредитов и необеспеченных ипотечных облигаций и банки столкнулись с проблемой нехватки ликвидности. Здесь мы говорим «банки» и представляем всю кредитно-денежную систему. Банки не смогли отвечать по своим обязательствам, начались банкротства. Причиной стали массовые отказы заемщиков обслуживать взятые у банков кредиты – ввиду отсутствия средств. Финансовые регуляторы США пытались выкупать проблемные ипотечные обязательства, наполняя ликвидностью банки, для спасения банковской системы США и всего мира. Однако это мало помогало и одним из первых пал (обанкротился), непотопляемый ранее, инвестиционный банк Lehman Brothers. Банк долго скрывал свои проблемы, но 15 сентября 2008 года пришлось их признать.

Можно так сказать, что кризис банковской ликвидности является иглой, которая проколола ипотечный пузырь. Была подорвана система обеспечения кредитования, не стало надежных залогов. Цены на недвижимость стали стремительно падать (см. рис. 2), начали сжиматься производства товаров и услуг. Срочно требовалось надежное обеспечение для кредитования, и оно нашлось – нефть (биржевой товар). Мировая система была уже готова к этому. Сама по себе, физическая нефть, низко ликвидный товар, однако деривативы на базе физической нефти (фьючерсы, складские расписки, опционы и т.п.) чрезвычайно ликвидны, и система уже имела опыт и необходимые структуры для такой работы. Биржевой товар – нефть через свои деревативы становится деньгами.

С начала 2007 года нефть стала удачно использоваться в качестве залога (посредством нефтяных деривативов) под денежные кредиты, взамен потерявшему всякие доверия ипотечному залогу. Нефть для залога это другая, дополнительная нефть по отношению к нефти для переработки в бензин, дизель и т.п., что приводит к превышению на рынке предложения нефти над спросом нефти для переработки. Аналогично тому, как используется золото. Золото в производстве товаров и ювелирных изделии используется не много, в основном оно используется как накопление в золотовалютных резервах или как залог для получения денежных кредитов.

Период с начала 2007 года до середины 2008 года – это период интенсивного роста цены нефти. Нефтедобытчики без труда могли кредитоваться под залог еще недобытой нефти. И они это с энтузиазмом делали – кредитовались, а кредиты использовали на бурение и освоение новых скважин. В результате будущая нефть стала продаваться на сегодняшнем рынке. Будущая нефть на сегодняшнем рынке – это сегодня лишняя нефть и она стала накапливаться в хранилищах и в недобытых запасах.

В середине 2008 года ипотечная закредитованность с новой силой ударила по финансовому и банковскому сектору – прошла череда банкротств непотопляемых ранее финансовых организаций. Что вызвало крупнейший кризис в мировой экономике и денежном обращении. Падало все по отношению к доллару. Интенсивно вымывались золотовалютные резервы из развивающихся стран (Беларуси, России, Бразилии и т.п.). Мировая денежная масса сжалась, валюты к доллару обесценились и мир перешел на новый уровень цен.

Здесь следует отметить, что о надвигающемся кризисе можно было судить по расхождению трендов ведущих мировых фондовых индексов и цены на нефть с конца 2007 года (см. рис. 3).

Количественное смягчение QE1, произведенное ФРС США в 2008-10гг стимулировало деятельность мировой банковской системы и экономики стран стали выправляться (см. рис.1). И нефть и многие биржевые товары стали опять использоваться в качестве залога.

6. Гонка за долей рынка и лишние бочки нефти.

Закредиторанность нефтяных компаний заставляет искать пути получения положительного денежного потока для реструктуризации и погашения задолженности, что, в свою очередь, вынуждает нефтянку наращивать объемы производства и продажи нефти. Стало важным быть респектабельным для получения лучших условий для получения кредитов и инвестиций. А это значит. Нужно иметь больший и увеличивающийся рынок сбыта и растущие объемы производства (добычи) нефти.  В результате нефтяные рынки втянулись в невиданную ранее (в течение 10 лет) гонку за увеличение доли рынка нефтяного и рынка капитала. ОПЕК кже не мог влиять на рынки нефти. Стратегия конкурентной борьбы стала главной для нефтяных компаний. Важную роль в этих процессах играет добыча сланцевой нефти и газа.
Более совершенные (по отношению к другим странам) технологии добычи сланцевой нефти в США в комплексе с грамотной политикой конкурентной борьбы на рынках капитала вывели Соединенные Штаты на первую строчку нефтедобывающих стран. И сейчас сланцевая добыча становится решающим фактором влияния на цены и объемы мировых рынков нефти.
В последние пять лет мировой рынок нефти пережил гигантские трансформации. Во-первых, бум сланцевой добычи в США привел к резкому снижению импорта нефти в США. С 2004 по 2008 год нетто-импорт нефти и нефтепродуктов в США превышал 12 млн. баррелей в день (мбд), сейчас он сократился втрое, до 4 мбд, это минимум с 1986 года. Крупнейший мировой импортер испаряется на глазах, и экспортерам приходится искать новые рынки сбыта.
Можно сказать, даже так, в настоящее время сланцевый сектор проходит настоящее стресс-тестирование. Многие производители сланцевой нефти все еще зависят от рынка капитала для финансирования своей текущей деятельности. Они до сих пор не генерируют достаточный собственный денежный поток и вытеснять конкурентов с рынка. Однако эффективные стратегии конкурентной борьбы позволяют компаниям создавать необходимый для существования денежный поток.
Так, доли Саудовской Аравии и Венесуэлы на рынке США упали примерно с 1,5 мбд в середине 2000-х до 1 мбд и 0,9 мбд соответственно. А некоторые игроки вообще практически вытеснены с рынка: Ирак, с 2000-го по 2013-й поставлявший в среднем 0,8 мбд, опустился до 0,15 мбд, поставки из Нигерии, превышавшие в 2004-2011 годах 1 мбд, практически обнулились, Мексика, поставлявшая в США с 1996-го по 2010-й более 1 мбд, может превратиться в нетто-импортера. Фактически ушли с рынка Ангола, Габон, Алжир, Ливия и многие другие. Зато удалось нарастить импорт за счет разработки битумных песков в соседней Канаде, он вырос с 1 мбд в 1993-м до 3 мбд в 2015-м. Фактически США вместе с Канадой стали энергонезависимыми. А бывшим экспортерам в США приходится искать новые рынки.
Вывод. Сегодня, чтобы остаться на плаву, нефтяные компании вовлечены в жестокую борьбу за долю рынка. Происходит передел нефтяной собственности.  Рынки нефти, особенно постоянно растущие рынки нефтяных деривативов  требуют постоянного притока капитала в результате рынки нефтяных бумаг стали выполнять функции финансовых рынков и рынков капитала.

 

7. Нефть (биржевой товар) – как высококлассный залог и в качестве денег.

Рынки деривативов физической нефти (нефтяные ценные бумаги), в силу высокой развитости институтов исполнения обязательств, высокой ликвидности, огромного объема рынков и своей привлекательностью к вовлечению капиталов даже самых мелких инвесторов, являются самостоятельной, труднорегулируемой силой, которая определяет цены и объемы производства нефти. Достаточно отметить, что реальные поставки нефти составляют всего лишь около1-2% от общего объема сделок на нефтяных рынках. По сути рынки деривативов являются рынками привлеченного денежного капитала различных инвесторов со всего мира и рынками залогов для эмиссии новых денег, которые называют часто «нефтедолларами».

Привлекательность (стимул) для инвесторов на растущем рынке понятна. Инвесторы и спекулянты имеют минимальный риск и гарантированную выгоду, вкладывая в рынки нефти собственный и заемный капитал, на растущей нефти. Банки также мало рискуют, охотно выдавая кредиты под залог нефтяных деривативов, растущих в цене.

Особенно процесс кредитования под залог нефти усилился с возникновением ипотечного банковского кризиса с середины 2006 года. Ипотечное кредитование потерпело крах. Образовался дефицит залогов, денежная масса стала резко сжиматься, денежную систему стало лихорадить, срочно нужны были надежные залоги. И в этот момент залоговую эстафету готовы были взять биржевые товары и в первую очередь нефть. Все на биржевых рынках было готово для этого и инфраструктура, и объемы, и обороты.

Нефть стала добываться не для потребления, а для обеспечения залога, для создания (эмиссии банками) новых денег. И нефть («лишняя нефть») стала накапливаться на складах (танках, танкерах, подземных хранилищах), а ее ликвидность среди инвесторов и спекулянтов обеспечивали нефтяные деривативы. По сути «лишняя нефть» стала деньгами. Вернее, даже сказать, нефть стала денежной базой для новой нефтедолларовой денежной массы. Так как реальные поставки «лишней нефти» в хранилища составляет 2% от общего оборота нефтяных рынков, то новый (приращенный) объем денежной массы может составлять величину в 100 раз большую стоимости этой «лишней нефти».

Вывод. Рынок нефти стал финансовым рынком. Это способствовало процессам по снижению себестоимости добычи нефти и капитал стал скапливаться у консолидированных производителей. Мелкие и низкорентабельные фирмы банкротились. Происходил передел собственности в нефтедобыче.

 

8. Период благоденствия держателей хранилищ нефти

В условиях закредитованности нефтепроизводителей и постоянного возникающих у них кассовых разрывов, нефтяники не могут себе позволить долгосрочные инвестиции в разведку и освоение новых месторождений (бурение новой скважины сегодня оценивается в 6-8 млн. долларов, окупаемость - годами). Инвесторы, в свою очередь, не стремятся вкладывать свои деньги в долгосрочные нефтяные проекты из-за возрастающих рисков невозврата вложенного ими капитала и, естественно, требую больших процентов за риск. В этих условиях рост процентных ставок «запирает» внешнее долгосрочное финансирование. Единственным источником финансирования остаются краткосрочные займы, краткосрочные инвестиции, которые обеспечиваются форвардными продажами нефти на внебиржевом рынке по цене ниже биржевого спота. Как результат, нефтяники стали больше добывать и продавать нефти, несмотря на падение цены. (При чем здесь тогда закон цены, спроса и предложения?) В результате на фьючерсном рынке нефти образовалась ситуация беквардейшин, когда ближние контракты дороже дальних. Такая ситуация сохранялась с середины 2010 года до середины 2014 года (см. рис. 1 и 4). Предложение нефти продолжало превышать спрос (потребление). Появляющаяся «лишняя нефть» требовала хранилищ. Хранилища стали быстро наполнятся нефтью. Многие экономисты характеризуют такую ситуацию так: «будущая нефть продается на сегодняшнем рынке».

Настало благодатное время для собственников и держателей хранилищ нефти (танков, танкеров, бочек). Они брали проценты за хранение нефти и выдавали кредиты нефтью, естественно, под проценты. В этих операциях низкая и дорогостоящая способность перемещения физической нефти с лихвой компенсировалась высокой ликвидностью нефтяных деривативов. Благо рынки нефтяных бумаг стали способными делать это. Нефть продавалась, покупалась (меняла собственника), отдавалась в кредит, под обеспечение нефтью выдавались кредиты, при этом нефть оставалась в одном месте в хранилище.

Доступность для спекулянтов кредитоваться нефтью из хранилищ стимулировала медвежью игру на биржевых рынках нефти. А так как медведи должны когда-то закрываться (покупать и фиксировать прибыль или убыток) на рынке возникла большая волатильность. Что мы и видим на графике цены нефти в период 2010-2014гг (см. рис. 4, 5).

 

9. Чего ожидать от стимулов увеличения объемов добычи нефти

Основным драйвером прироста производительности добычи нефти, на наш взгляд, является глобальная закредитованность нефтедобывающих компаний. Более $2,5 трлн. общий суммарный долг нефтегазовых компаний. Рефинансирование этого долга происходит, как правило, за счет увеличения быстрой добычи нефти и продажи ее на внебиржевом рынке по цене ниже спота биржевого рынка, часто на условиях предоплаты. При этом, практически вся добытая для рефинансирования долга нефть идет в товарные запасы (см. рис. 1, 5). Такая ситуация не стимулирует инвестиции в новые месторождения нефти, по крайней мере на ближайшие 2-3 года.

Вывод. Существующая сегодня борьба на рынках нефти и низкие цены на нефть могут продержаться в течение длительного времени .

10. Общие выводы.

Стремительный технологический прогресс в добыче сланцевой нефти и газа, высокая закредитованность нефтегазовых компаний, существующие низкие цены на рынке ниже себестоимости традиционных добытчиков приводит к переделу собственности в нефтегазовом секторе в пользу более эффективных собственников. Что является мощным фактором  сохранения низких цен. Способность нефтяных рынков (также и рынков других биржевых товаров) выполнять функции финансовых рынков приведет к сниженю роли фондовых рынков, казначейских обязательств США, доллара США в пользу еврорынков и евродоллара.

Словарь терминов, использованных в отчете

 

Корнер - (от англ. corner угол) ситуация дефицита товаров или ценных бумаг, которая вынуждает трейдеров совершать на рынке торговые действия себе в убыток. В результате рыночная цена резко начинает двигаться в сторону неблагоприятную для трейдеров, загнанных в угол.

 

Арбитраж (от фр. Arbitrage — справедливое решение) в экономике — несколько логически связанных сделок, направленных на извлечение прибыли из разницы в ценах на одинаковые или связанные активы в одно и то же время на разных рынках (пространственный арбитраж), либо на одном и том же рынке в разные моменты времени (временно́й арбитраж, обычная биржевая спекуляция).[1] Выделяют эквивалентный арбитраж — операции с комбинацией составных или производных активов (опционов, фондовых индексов) и обычных контрактов, когда между теоретически эквивалентными комбинациями на практике возникает разница цен.

 

Драйвер – источник, движущая сила, какого-либо процесса.

 

Закредитованность — это ситуация, при которой большая часть определенных субъектов в силу разных причин теряет способность платить по долгам. Например, закредитованность нефтяных компаний – это невозможность основной части нефтяных компаний погашать или обслуживать свои долги.

 

Дериватив (derivative) — договор (контракт), по которому стороны получают право или берут обязательство выполнить некоторые действия в отношении базового актива; производный финансовый инструмент по отношению к базовому активу, Обычно дериватив предусматривает возможность купить, продать, предоставить, получить некоторый товар или ценные бумаги. В отличие от прямого договора купли/продажи, дериватив формален и стандартизирован, изначально предусматривает возможность, как минимум, для одной из сторон свободно продавать или купить данный контракт, то есть дериватив является ценной бумагой. Цена дериватива и характер её изменения обычно тесно связана с ценой базового актива, но не обязательно совпадает. Все ценные бумаги (фьючерсы, складские расписки, векселя, опционы и т.п), связанные с обязательствами и правами по отношению к нефти, являются деривативами физической нефти, а сама нефть является базовым активом.

 

Критерий -признак,на основании которого производятсяоценка,классификация

 

Денежный поток (cashflow) - это разность между суммами поступлений и выплат денежных средств компании в определенный момент или за определенный период времени. Другими словами - это разность между приходом и расходом денежных средств. Когда денег пришло больше, чем нужно заплатить – мы имеем положительный денежный поток. Если же к нам пришло денег меньше, а нам нужно заплатить больше, то мы имеем отрицательный денежный поток, который часто называется «кассовым разрывом».

 

Капита́л (от лат. capitalis — главный, доминирующий, основной[1][п. 1]) — совокупность имущества, используемого для получения прибыли[2]. Направление активов в сферу производства или оказания услуг с целью извлечения прибыли называют также капиталовложениями или инвестициями.[3]

 Отчет подготовил Ластовенко А.А.

ноябрь 2015 г.

Наши контакты 

    АДРЕС:
  • г. Минск, Партизанский пр-т 77, 10-й корпус БНТУ. каб. 403
    Телефоны:
  • городской (017) 295-42-25; 296-45-60
  • сотовый (029) 103-91-06 Велком
  • эл. почта: ipkbntu@yandex.ru

Видео презентация