Поиск по сайту 

Приём заявок 

С 3 июня производится набор на обущение по специальностям кафедры ОАПП. Начало занятий в октябре 2019 года.Вопрос, запрос по обучению

Баннеры 

Система качества 

iso9001

В прошлом году мы с вами разбирали ситуацию в Еврозоне и прогнозировали три варианта развития событий: первый – катастрофический, когда евро пропадает как валюта, второй – когда евро сохраняется, но будет эпизодически проявляться его нестабильность, а Европа войдет в рецессию, и третий — оптимистический, когда ситуация в еврозоне полностью рассасывается.

Второй вариант, который был назван наиболее вероятным, подтвердился – действительно периодически в еврозоне возникает нестабильность. Евросоюз вошел в рецессию, причем в довольно жестком варианте – безработица во многих странах превышает приемлемые нормы (например, в Испании она достигла 26%). Ситуация усугубляется тем, что периодически появляются слабые звенья, в которых локализуются все проблемы еврозоны: сначала это была Греция, потом Италия, Испания, а теперь - Кипр.

Кризис в еврозоне – системный, он связан с ее внутренними проблемами и проблемами платежной системы. Кредитование периферийных стран в основном происходит за счет локомотива Европы – Германии. Но общественность Германии этим не очень довольна, и кризис на Кипре произошел по сути дела после того, как Германия отказала Кипру в кредитовании. Этого следовало и ожидать, потому как такая схема (кредитование периферийных стран, в конечном счете, осуществляется Германией, через ЕЦБ) рано или поздно накапливает существенные дисбалансы и перестает в таких условиях эффективно функционировать.

Проблема усугубляется дефицитом долларов на мировых финансовых рынках. Это миф, что ФРС США сейчас увеличивает денежную массу (см. рисунок 1, где представлен ежегодный рост денежного предложения в США). В настоящее время американские банки, попав в так называемую «ликвидную ловушку», зарабатывают свой процент на резервах, которые держат в ФРС. ФРС с 9 октября 2008 года начало платить проценты за превышение резервных отчислений. В результате кредиты в экономику США в необходимых объемах не поступают, безработица держится на высоком уровне, а инфляция заблокирована. Это подтверждается уменьшением темпов роста денежной массы США М1, а М2 и М3 вообще уменьшаются (см. рисунок 1), несмотря на рост баланса ФРС, в результате покупки казначейских облигаций. Этим также обусловлен дефицит казначейских облигаций при их использовании в качестве высококлассных залогов.

Дефицит казначейских облигаций приводит к резкому понижению процентных ставок, в результате массового закрытия коротких позиций, прежде всего, по краткосрочным казначейским облигациям (корнера), опуская их ниже базовой ставки ФРС. Это делает превышение резервных отчислений самыми привлекательными краткосрочными инвестициями. Процентная ставка по 3,5-месячным казначейским облигациям колеблется в пределах 0,005 – 0,1% годовых, тогда, как ставка 3-месячного Libor (межбанковского рынка долларового фондирования) находится на уровне 0,3% годовых.

Естественно, у европейских банков, в этих условиях, появляются проблемы на межбанковском рынке долларового фондирования, связанные с беззалоговым кредитованием. Если посмотреть, также на ставки по пятилетним фьючерсам на евродолларовые[1] депозитные сертификаты (ориентировочно пятилетняя ставка межбанковского кредита libor) и процентные ставки по пятилетним казначейским американским облигациям, то можно увидеть очень серьезный спрэд: первые торговались на уровне 2,7%, а вторые - на уровне 0,7%. Этот существенный спрэд между ними говорит о том, что долларовое фондирование для европейских банков затруднено. В этих условиях рынки ищут обходные пути - это операции по схемам своп евро-доллар, а также использование сырья в качестве залога, прежде всего нефти.

Где-то с апреля 2011 года, когда процентные ставки по казначейским облигациям резко упали, а по 13-недельным казначейским облигациям достигли 0,005% годовых (см. рисунок 2) мы увидели уникальную ситуацию на рынке нефтиBrent, которая характеризуется очень высоким уровнем «бэквардейшн», когда цены ближних контрактов торгуются гораздо выше дальних контрактов[2]. Например, на 26.03.13 майский контракт на нефть марки Brent торговался по 109,2 доллара, а точно такой же контракт, но уже 2014 года, торгуется по 103 доллара. Появление этого «бэквардейшн» показывает нам, что в результате дефицита высококлассных залогов, которыми являются казначейские облигации ведущих стран, прежде всего США, банки начинают использовать в качестве залогов сырье – нефть, медь, золото и т.д., и даже продовольствие, которое торгуется на фьючерсных рынках.

Использование нефти в качестве залогов, приводит к тому, что на спотовом рынке нефти зачастую появляется корнеры (дефицит нефти), обусловленные резким спросом на нефть связанным с закрытием коротких позиций по нефти. В тоже время, фьючерсный рынок нефти отражает в большей степени наличие запасов нефти, в результате чего все крупные нефтедобывающие компании хеджируют свои будущие продажи, тем самым оказывая понижающее давление на будущие цены (см. рисунок 3). Отсюда появляется спрэд – разница между рынком спот и фьючерсным рынком, что делает очень эффективными арбитражные схемы: «продаем спот, покупаем фьючерс». Этим также обусловлено падение цен на акции крупных российских нефтяных компаний при росте цен на нефть, когда у них появляются краткосрочные убытки в виде «вариационной маржи» при росте цен на нефть. В результате на рынке нефти мы видим очень сильную волатильность: рынок нефти то вырывается в вверх до уровня 118 долларов, то падает до уровня 93 долларов.

Чем эта ситуация грозит для нас? Россия медленно, но верно входит в стагнацию, падают темпы роста ВВП, промышленного производства, инвестиции. Имеет место отток капитала (за первый квартал чистый отток капитала достиг 25 млрд. долларов). Рано или поздно волатильность на рынке нефти может привести к снижению ее цены. А бюджет России сверстан с расчетом средней цены на нефть 97 долларов за баррель, и если на рынке средняя цена на нефть будет ниже этой цифры, то вместо стагнации мы увидим попадание экономики Росси в рецессию. Отсюда и отрицательное влияние на нашу экономику: это прямой ущерб нашему экспорту в Россию, который имеет самый большой объем.

Также следует сказать про связь цен на нефть и курса доллара к российскому рублю. Чем меньше цена на нефть, тем больше российский рубль будет девальвироваться по отношению к доллару. Поэтому если будет сильное падение цен на нефть и российский рубль упадет по отношению к доллару, то Беларусь будет вынуждена идти на девальвацию своего рубля тоже, иначе весь наш экспорт в Россию будет заторможен. В рамках сценария, по которому в еврозоне периодически возникает существенная нестабильность, нужно действовать очень избирательно и мобильно. Когда кризис рассасывается, эти временные интервалы стабильности нужно использовать для внешних заимствований, которые нашей стране крайне необходимы. И наоборот, когда возникает нестабильность, нужно больше использовать другие схемы, направленные на различные арбитражи. Насколько мне известно, в этом ключе работает «Белорусская нефтяная компания»: она широко применяет арбитражные схемы, используя конъюнктуру разных рынков. Подобные арбитражные схемы, по-видимому, нужно использовать и на рынке продовольствия – например, на рынке молока, мяса, кукурузы, сахара (см. рисунки 4, 5, 6, 7). Использование различных схем даст нам возможность не только взять сравнительно дешевые заимствования, но и получить выгоду от проведения различных арбитражных операций.

 

В условиях наличия проблем с долларовым фондированием, наряду, с использованием в качестве залогов нефти, меди, золота западные банки используют в качестве залога, также и продовольствие, используя для этой цели фьючерсы на молоко, мясо, кукурузу, сахар и т.д. (см. рисунок 8, где видна четкая корреляция между динамикой цен на фьючерсные контракты на золото и кукурузу). На этих рынках так же, как и на рынке нефти периодически появляются ситуации, характеризующиеся как «бэквардейшн», так и «супер катанго» (когда наоборот дальние контракты гораздо дороже ближних). Подобная ситуация требует особой организации экспортных поставок с использованием возможности работы на фьючерсном рынке продовольствия. Тогда в условиях «бэквардейшн» можно будет проводить эффективные арбитражные схемы, по принципу «продаем спот – покупаем фьючерс» держа при этом «склад» запасов данного актива продовольствия. Естественно, это потребует пересмотра существующих стратегий производства продовольствия в Республике Беларусь. Подобный «склад» потребуется и при «супер катанго»,  когда рынок характеризуется избытком данного вида продовольствия, и дает премию тому, кто имеет возможность забрать с рынка излишки этого вида продовольствия. При этом производители продовольствия или специальная трейдерская компания, занимающаяся продажей продовольствия должны ее продавать только через фьючерсные контракты, что обеспечит увеличение прибыли как минимум на 10%.   

Итак, спрогнозированный нами год назад сценарий продолжается. Есть вероятность, что он перейдет в какой-то другой, более худший. Поэтому очень важно учитывать периодически появляющуюся нестабильность в торговой политике Республики Беларусь. В противном случае экономика РБ будет ощущать отток капитала даже при росте экспорта.

Белорусские компании должны, наконец, воспользоваться всеми возможностями глобального финансового рынка, выходя напрямую на западные биржи через организацию специальных трейдерских компаний или через действующих в Беларуси форекс-брокеров, используя контракты на разницу (CFD). Можно, так же использовать и российские брокерские компании: «Брокеркредитсервис», «Тройка-диалог», «Финам» и др.

К сожалению, белорусские мясо-молочные компании, сахарные комбинаты и т.д. пока не готовы применять предложенные нами схемы. Необходима соответствующая переподготовка не только специалистов, но и руководителей которые должны научиться управлять финансовыми рисками.

 


[1] Евродоллары – название долларовых депозитов находящихся в банках за пределами США. Рынок евродолларов – краеугольный камень мировой финансовой системы, в первую очередь, это межбанковский рынок, процентные ставки на котором привязаны к ставке libor.

[2] В нормальных условиях разница между ближайшими фьючерсными контрактами характеризуется небольшим «катанго»: дальние контракты котируются выше ближних на величину примерно равную ставки месячного libor

Посещаемость сайта 

Яндекс.Метрика

Наши контакты 

    АДРЕС:
  • г. Минск, Партизанский пр-т 77, 10-й корпус БНТУ. каб. 403
    Телефоны:
  • городской (017) 257-42-25; 257-45-60
  • сотовый (029) 103-91-06 Велком
  • эл. почта: ipkbntu@yandex.by

Редактор сайта:
Ластовенко Арий Анатольевич

Видео презентация