Поиск по сайту 

Приём заявок 

С 3 июня производится набор на обущение по специальностям кафедры ОАПП. Начало занятий в октябре 2019 года.Вопрос, запрос по обучению

Баннеры 

Система качества 

iso9001

Рынок нефти как рынок капитала. Мифы и реальности.

Желтонога Леонид Алексеевич, зав.кафедрой

«Организация и анализ предпринимательских

     процессов» БНТУ (www.bntu-lg.by)

         Более 50% бюджета Российской Федерации формируется за счет продажи нефти. Вот почему от цены на нефть зависит курс российского рубля к доллару, поскольку Россия является основным экспортным партнером Республики Беларусь опосредованно и белорусская экономика. Несмотря на жесткую денежно кредитную политику, проводимую Национальным банком РБ, падение цен на нефть неминуемо приводит к падению белорусского рубля к доллару. В одном из интервью Председатель НБ РБ П. Каллаур, заявил, что ложится спать и встает с молитвой о том, чтобы цены на нефть не падали.

         Таким образом, цена на нефть является драйвером роста-падения экономики РФ, курса российского рубля к доллару и опосредованно экономики РБ и курса белорусского рубля к доллару. Попробуем разобраться, что происходит с рынком нефти, хотя бы в первом приближении и каковы его перспективы. В первую очередь касающихся цен на нефть.

         Чтобы разобраться, что происходит с рынком нефти нам нужно в первую очередь избавиться от мифов, которые не дают многочисленной группе экономистов как российских, так и белорусских, до конца разобраться с рынком нефти и сделать правильные прогнозы.

         Первый миф: это то, что США печатали доллары и эти доллары распространились по всему миру.

         Наоборот, действия ФРС США по количественному смягчению QE2 и QE3 в течение 2011-2014гг способствовали сжатию евродолларовой ликвидности в результате притока капитала из еврорынков во внутренние денежные рынки США и абсорбирования их на счетах ФРС (более $1 трлн.). (Евродоллары – долларовые вклады на оффшорных счетах вне США).Действия ФРС по количественному смягчению привели к дефициту высоколиквидных залогов, которыми являются краткосрочные казначейские облигации США. Это заблокировало сделки РЕПО на межбанковском евродолларовом рынке, и европейские банки вынуждены были аккумулировать свои резервы на счетах ФРС, этому так же способствовали отрицательные процентные ставки по сделкам РЕПО с краткосрочными казначейскими облигациями США и то, что европейские банки хотели увеличить свои долларовые резервы для проведения евродолларовых операций.

Именно с 2011 года начался отток капитала из развивающихся рынков, таких как Россия, Бразилия, Турция и т.д. Именно в 2011 году начался кризис в еврозоне. Именно в 2011 году произошла трехкратная девальвация в РБ. Именно в 2011-2014 годах рынок нефти стал использоваться как рынок капитала евродолларов, а нефть, как и золото, стало использоваться в качестве залога, особенно захеджированная. Это было обусловлено тем, что евродолларовая система взяла на себя роль установления глобальных процентных ставок в долларах на подобии установления ФРС США процентных ставок по федеральным фондам.

         Именно в 2011-2014 годах на рынке нефти образовалась так называемая «бэквардейшн», когда спотовый рынок нефти (там, где торгуется реальная нефть) был на много выше, чем цены по фьючерсным контрактам. Разница иногда доходила до 20% годовых, т.е. цена на споте доходила до $120 за баррель цена фьючерсного контракта с реализацией его через год колебалась около $100 за баррель. Подобная ситуация была вызвана тем, что в результате действий ФРС связанных с выкупом, прежде всего, краткосрочных казначейских облигаций с рынка привела к дефициту высококлассных залогов и как мы уже отмечали выше, прежде всего   захеджированная нефть стала использоваться в качестве залога. Этому способствовало резкое падение реальных процентных ставок краткосрочных казначейских облигаций и даже перевода их в отрицательную область, что неминуемо сказалось на курсе доллара к евро. Опосредованно рост курса евро к доллару привел к еще большему уровню отрицательных процентных ставок долларовых займов при их свопе через евро (берем кредит в долларах, покупаем за доллары евро на Форексе, оказывая при этом давление на курс доллара, затем обмениваем евро по более высокому курсу на доллары на «свопе» и за доллары покупаем нефть). Цены на нефть при этом растут и оказывают еще большее влияние на рост отрицательных долларовых процентных ставок. Участники нефтяного рынка могли при этом зарабатывать от взятия займов под залог нефти, что блокирует короткие продажи нефти, а хеджирование кредитора оказывает давление на будущие цены. Также участники рынка могут зарабатывать от «бэквардейшн» на рынке нефти, т.е. продаем нефть на споте, покупаем на фьючерсе. Все это способствовало накоплению долгов у участников нефтяного рынка, т.к. займы было выгодно брать. В результате долг только нефтедобывающих компаний достиг за это время $ 2,5 трлн. Рынок нефти взял на себя функции рынка капитала и начал создавать евродолларовую денежную массу (нефтедоллары) для других рынков. В частности для создания золотовалютных резервов нефтедобывающих стран, таких как Россия, Казахстан, Саудовская Аравия и т.д.

         Подобная ситуация была на рынке недвижимости США до 2007 года, т.е. до ипотечного кризиса. Возможность взятия дешевых кредитов на недвижимость в условиях отрицательных реальных процентных ставок делало очень выгодным этот процесс, так как это сопровождалось ростом цен на недвижимость. Появилась возможность регулярно монетизировать не распределенную прибыль от роста цен на недвижимость, через новые займы. При этом, также как на рынке нефти на рынке недвижимости США накопились значительные долги, которые и привели к ипотечному кризису в США, а затем и мировому финансовому.              

Второй миф: то, что в современных условиях продажа нефти не может осуществляться по ценам ниже себестоимости. Это касается не только нефти, но и всей сырьевой группы, линейка которых торгуется на фьючерсных рынках.

         Очень даже и может. Сам по себе фьючерсный рынок дает возможность захеджировать будущие цены от их падения. Так на протяжении трех лет (с 2011 по 2014) фьючерсный рынок на будущие контракты 2015-2016 года и даже 2020 года торговались в среднем $90-100 за баррель, что дает возможность продержаться, прежде всего, американским нефтедобывающим компаниям (а именно они продают нефть ниже себестоимости) как минимум до 2018 года. Средняя цена хеджа, в настоящее время, находится в районе $90 за баррель, в следующем 80 и т.д..

         Но не это самое главное, а главное то, что в условиях высокой закредитованности нефтедобывающих компаний, нефть стала использоваться в качестве кредита, подобно тому, как периодически в качестве кредита используется золото. Сравнивая графики цен на нефть и на золото можно увидеть четкую взаимосвязь. Объяснить это можно только тем, что золото, используемое только в качестве залога или в качестве кредита, практически не идет на переработку. В тоже время нефть, в своей основе идущая на переработку показывает аналогичные взаимосвязанные с золотом зависимости. Это говорит о том, что перед переработкой нефть, как и золото, проходит стадии залога (в условиях «бэквардейшн»), так и в качестве кредита (в условиях супер контанго).

         И вот тогда, когда ФРС США только заявила о том, что она будет в будущем повышать % ставку по федеральным фондам, а европейский центральный банк (ЕЦБ) заявил о том, что он будет понижать свою базовую процентную ставку, цена на нефть резко пошла в низ, т.к. при этом началось падение курса евро по отношению к доллару. Последнее полностью перевернуло всю ситуацию т.к. реальная процентная ставка по долларовым займам для закредитованных нефтяных компаний стала положительной и очень высокой. А на рынке нефти мы стали свидетелями появления супер контанго (спотовая цена нефти гораздо ниже цены фьючерсного контракта, достигающая временами 20-25% годовых) отражающая уровень реальных процентных ставок по займам нефтедобывающих компаний.

В условиях закредитованности нефтедобывающих компаний использование нефти в качестве кредита позволило нефтедобывающим компаниям обслуживать свои долги и закрывать дефициты (кассовые разрывы) от разницы цен и себестоимости. В этих условиях финансирование рынка нефти происходит путем коротких продаж нефти без покрытия нефтетрейдерами. Однако, использование нефти в качестве кредита приводит к появлению медвежьего тренда (короткие продажи нефти без покрытия) в условиях резкого роста предложения нефти. Последнее – это нефть, из будущего, идущая на использование нефти в качестве кредита, которая, в конечном счете, оседает в хранилищах и не идет на переработку в настоящее время. Наличие складских запасов нефти, причем все время растущих, делает неактуальным в настоящее время инвестиции в новые нефтяные разработки. Игроки нефтяного рынка имеют возможность зарабатывать на даче нефти в займы или на арбитражах супер контанго. В результате рынок нефти перевернулся, в отличие от условий «бэквардейшн» и стал наоборот «засасывать» капитал, прежде всего, из резервных фондов развивающихся и нефтедобывающих стран (Россия, Норвегия, Казахстан и др.). Этот капитал идет на рефинансирование долга нефтяных компаний, в конечном счете, рециркулируясь на мировых финансовых рынках.

Чтобы противостоять этому оттоку капитала центральные банки развивающихся стран поднимают процентные ставки.

В настоящее время регуляторы, возможно, недооценивают рост курса доллара, который ведет к ужесточению кредитно денежной политики в масштабах всей мировой экономики, особенно когда она имеет более $10 трлн. (+ 70% с 2008 года) оффшорного евродолларового долга. Последнее приводит к оттоку капитала практически из всех развивающихся стран. Так из Китая только в августе месяце отток капитала составил $150 млрд.

Нефтедобывающие компании и страны добывающие нефть тем временем вступили в беспрецендентную гонку за увеличение добычи нефти, доли рынка и демпинг. Так Ирак не только увеличил добычу нефти, но и снизил цены на 30% ниже цены «brent». Подобную стратегию проводит и Саудовская Аравия, а также российская нефтяная компания «Роснефть», «Башнефть» и др.

         Все это обуславливает высокую волотильность на рынке нефти в течение длительного времени. По нашим прикидкам 2-3 года. Аналитики GoldmanSachs прогнозируют что эта ситуация продлиться в течение 15 лет. Так как долги нефтяных компаний не погашаются, а только рефинансируются. Мы допускаем, что в этих условиях нефть может вырасти до 60 долларов, и даже до 70 долларов, затем цена на нее все ровно упадут, т.к. это неминуемо приведет к резкому росту добычи прежде всего сланцевой нефти, идущей на короткие продажи с целью погашения дефицитов нефтедобывающих компаний.

         Третий миф: то, что снижение темпов жилищного строительства, особенно в городе Минске, приведет к неминуемому росту цен (сохранение их на теперешнем уровне) на недвижимость, по крайне мере в долгосрочном плане. Как это не парадоксально цены на белорусскую недвижимость так же зависят от цен на нефть.

Дело в том, что рынок недвижимости в РБ функционирует по многим параметрам как рынок нефти. Так, если на рынке нефти сейчас наблюдается супер контанго, свидетельствующее о превышении предложения нефти над ее спросом и отражающая процентные ставки по обслуживанию долга нефтяных компаний, то на рынке белорусской недвижимости эту роль выполняли ставки аренды. Но сейчас, когда цены на недвижимость падают, или в лучшем случае стагнируют, спрос на аренду, тоже самое как спрос на нефть в ее использовании в качестве кредита, поддерживает цены на недвижимость. Спрос на аренду отражает, в большей степени, темпы роста или падения экономики РБ. Когда цены на недвижимость росли, а кредиты на строительство были льготные, а реальные процентные ставки были отрицательные, монетизация прибыли от роста цен на недвижимость и отрицательных процентных ставок происходила через аренду недвижимости. Поэтому рынок аренды стал своего рода индикатором не только будущих цен на недвижимость, но и отражающий реальный рост или падение экономики РБ. И нам не обязательно знать количество сданных в аренду площадей и соответственно пустующих, самое главное это темпы падения (или роста) стоимости (ставки) аренды.

         Общая закредитованность рынка недвижимости, особенно это касается рынка недвижимости России,гдев настоящее время заемщики не могут обслуживать свои долги, т.к. кредиты на строительство брали в долларах, когда доллар падал к рублю, в реальном выражении, выбрасывает на рынок аренды практически всю недвижимость, используемую в качестве инвестиций. И пока экономика   РБ и РФ росла рынок аренды поглощал всю эту недвижимость. И как только экономика как РБ так РФ стала стагнировать, это тут же сказалось на рынке аренды и опосредованно на ценах на недвижимость. Уменьшение жилищного строительства в РБ приведет к неминуемому падению экономики РБ, т.к. строительство является основным драйвером роста экономик РБ (также экономики РФ). Падение экономики опосредованно окажет отрицательное воздействие на рынок аренды, а отсюда и на рынок недвижимости. Основной драйвер роста экономики РБ это строительство, которое зависит от притока капитала в экономику РБ. Величина притока капитала или его оттока зависит также от цен на нефть. При растущих ценах на нефть в экономику РБ шел приток капитала (10 млрд долларов) как по текущему счету платежного баланса, от продажи нефти, взятой в кредит, и нефтепродуктов, а так же по капитальному счету от взятия займов на мировом рынке капитала. Приток капитала явился источником инвестиций белорусской экономики и обеспечил рост цен на белорусские активы, в том числе и на недвижимость, а также обеспечил рост ВВП.  Все это способствовало еще большему притоку капитала из-за возможности брать новые займы и приводило к ускоренному росту белорусской экономики и к еще большему росту цен на белорусскую недвижимость. Сейчас ситуация поменялась вместо роста цен на нефть мы видим их падение, вместо роста цен на белорусскую недвижимость мы видим их падение, вместо роста белорусской экономики мы видим ее падение, вместо притока капитала мы видим его отток, особенно по капитальному счету. Международные резервные активы РБ уменьшились, в последнее время, на 3,6 млрд. долларов (источник nbrb.by). Последнее обусловлено тем, что рынок нефти как рынок капитала стал действовать в реверсном режиме, т.е. стал «засасывать» капитал из развивающихся стран, в том числе из экономики РБ. А долги то остались? И круг замкнулся.

Таким образом, анализируя рынок нефти, как рынок капитала евродолларовой ликвидности, мы можем прогнозировать динамику курса российского рубля к доллару, белорусского рубля к доллару, темпы роста или падения экономик РБ и РФ, а также темпы роста или падения цен на белорусскую и российскую недвижимость. В этих условиях взятие РБ кредита у МВФ не улучшит состояние белорусской экономики, в лучшем случае это окажет нейтральное воздействие. Пример, кредит МВФ Российской Федерации в августе 2008 году привел к массовой игре на понижение российского рубля, к его 4-х кратной девальвации, а сам кредит через отток капитала исчерпал себя через неделю.

Посещаемость сайта 

Яндекс.Метрика

Наши контакты 

    АДРЕС:
  • г. Минск, Партизанский пр-т 77, 10-й корпус БНТУ. каб. 403
    Телефоны:
  • городской (017) 257-42-25; 257-45-60
  • сотовый (029) 103-91-06 Велком
  • эл. почта: ipkbntu@yandex.by

Редактор сайта:
Ластовенко Арий Анатольевич

Видео презентация